В Анапе — многотысячные протесты из-за нового генплана. Горожане опасаются, что у них заберут жилье

В Анапе — многотысячные протесты из-за нового генплана. Горожане опасаются, что у них заберут жилье
11 Ноя 2021

— Мы здесь власть! Мы решаем, какой будет генплан и когда, — кричит забравшийся на сцену городского театра Анапы пожилой мужчина в футболке с надписью «СССР». Он кричит в микрофон, который только что отобрал у мэра. — Вася, помолчи, пожалуйста, — урезонивает главу города, пытающегося вернуть слово себе. 

— Какой я тебе Вася? — возмущается мэр. Мужчина не обращает на него внимания и продолжает говорить. Он призывает всех в зале, в том числе градоначальника, выйти на улицу, где их ждут другие протестующие. «На улицу!» — скандирует зал.

Мэр Василий Швец, потерявший после перепалки свою первоначальную надменность и лоск, пожимает плечами и подчиняется: идет за анапчанами к выходу. Мужчину в футболке с надписью «СССР» окружают люди в пиджаках. Кто-то пытается вступиться, но он говорит: «Ничего страшного, даже если убьют — это наш Сталинград».

16 часов 8 ноября. На площади у городского театра Анапы не меньше 2 тысяч человек. По периметру выстраиваются машины и микроавтобусы с вооруженными силовиками в бронежилетах и чоповцами.

Люди ждут мэра, который должен пояснить, почему в проекте нового генплана жилые участки попали в зону рекреации и сельского хозяйства. А также почему у многих участков внезапно появились обременения по статьям 56 и 56.1 Земельного кодекса, ограничивающим права на землю в связи с ее резервированием для государственных или муниципальных нужд.

По некоторым подсчетам, изменения в генплане коснулись как минимум половины землевладельцев муниципального округа: не только побережья и центра Анапы, но и близлежащих поселков.

Городская администрация сначала планировала провести обсуждения в узком кругу: ссылаясь на антиковидные меры,

          Чиновники позвали на встречу лишь несколько десятков жителей. Но пришли тысячи.

Молодой мэр (Василию Швецу 35 лет) в окружении охраны и подчиненных выходит на площадь и начинает диалог с заявления: «Собираться таким количеством неразумно». Говорит, что у всех пришедших — идентичные проблемы, а в толпе работают «провокаторы».

Градоначальника плохо слышно, жалующимся на это людям он говорит: «Давайте вы будете потише».

— Так, может, нам вообще разойтись? — спрашивает стоящий неподалеку мужчина.

— Седовласый морячок, хочешь разойтись — уходи, — ругается в ответ мэр. — Уходи отсюдова, тебя никто не звал.

— Это ты должен уйти, — парирует мужчина.

— Я тебе ничего не должен, — говорит мэр, косясь на свою охрану.

Мужчина, вступивший в перепалку с мэром, — местный активист Юрий Садловский, сторонник Советского Союза. Чуть позже его задержат и, по словам его соратницы Светланы Егиной, применят к нему физическую силу при доставке в отдел полиции. На ночь он также останется в отделении.

Мэру наконец приносят микрофон. Он рассказывает, что если генплан не поменять, то в Анапе будет построено 8 миллионов квадратных метров жилья для 250 тысяч человек.

— Это выгодно нам или нет? Это многоквартирное жилье. Мы сегодня больше тысячи гектаров земли исключили, — говорит градоначальник Анапы, сетуя, что и дорог в городе тогда никто не построит, и с работой будет напряженка.

Швец почему-то не решается напомнить итоги Санкт-Петербургского экономического форума, на котором он подписал договоры о строительстве трех комплексов для рекреации (отелей) на сумму 29 миллиардов рублей, а губернатор Краснодарского края Кондратьев — на строительство еще двух гостиниц в Анапе за 13 миллиардов.

— У нас весь город с обременением, — продолжает мэр. — Аэропорт, водоохранная зона, археология. Это не говорит о том, что у вас кто-то будет изымать участки.

Вместе с представителем Росреестра градоначальник начинает объяснять, что обременения для участков — «это нормально». «А почему я тогда не могу заключить сделку?» — раздается из толпы. Чтобы завершить спор, Швец просит собравшихся выделить «десять земельных юристов» для отдельного разговора. «Среди вас есть такие?» — бросает он в толпу. К удивлению мэра, десять юристов набирается быстро.

— По второй проблеме. Перевод участков в проекте генплана из индивидуальной жилой застройки в рекреационную зону — это возможность, а не обязанность, — продолжает Швец. — Это для тех, кто хочет заниматься гостиничным бизнесом. А те, кто не хочет, могут жить в своих домах или продать их.

В толпе начинается гул: «Почему тогда в десять раз понизили кадастровую стоимость?», «Мы требуем новые публичные слушания», «Дайте микрофон». Видимо, устав от напора, градоначальник начинает соглашаться на все: он обещает вместе с инициативной группой проработать обременение участков, отдельно встретиться с жителями каждого района, провести вторые публичные слушания и разместить на сайте администрации документ за своей подписью, гарантирующий, что ни у кого участки и дома изымать не будут.

Но обещать — не значит жениться. Жители Анапы относятся к словам градоначальника с осторожностью.

Член инициативной группы Ирина Сыркина рассказывает, что весной этого года в Краснодарском крае запретили строительство жилья в 500-метровой прибрежной зоне Черного и Азовского морей. Эту зону в городах и поселках теперь отводят под рекреацию (туризм), но

          В проекте нового генплана Анапы под рекреацию отведена не только прибрежная часть города, но 

          и жилые массивы, находящиеся на значительном удалении от моря.

В близлежащих селах — в Витязево, Сукко, Большом Утрише и других — частные дома попали в зону сельхозтерриторий.

— Удивительно, но у состоятельных людей и чиновников нет проблем с зонированием, — говорит она. — А тут еще и многие обнаружили, что кадастровая стоимость их участков уменьшилась в 10–15 раз. Люди подозревают застройщиков и инвестпроекты, ради которых это все затевалось. Шутят, что где-то жители написали обращение, что хотят присоединиться к Канаде, и власти моментально решили их проблему (в июне 2019 года жители Киселевска Кемеровской области обратились к премьеру Канады Джастину Трюдо с просьбой предоставить им убежище из-за плохой экологии в городе. Мэрия Киселевска тут же пообещала их расселить). Говорят, и нам так надо: давайте напишем, что якобы хотим присоединяться к Турции. А если серьезно, ну что это такое? Собственность уже нельзя иметь в стране, не опасаясь, что ее отнимут. Такая незащищенность.

Присутствующая на сходе жительница Анапы Алена Сытник уточняет, что согласно правилам землепользования и застройки (ПЗЗ) площадь участков в рекреационной зоне должна быть не меньше 10 соток. «Что делать тем, у кого площадь меньше?» — интересуется она.

К тому же получается, что люди, живущие в зоне рекреации или на сельскохозяйственных землях, будут использовать свои участки не по целевому назначению. А за это возможны санкции — вплоть до изъятия.

Жители говорят, что как таковых публичных слушаний по проекту нового генплана не было. Многие вообще были не в курсе, что администрация перераспределяет их земли. Кто-то вспоминает, что по районам еще в середине сентября возили экспозицию: на стендах жителям показывали части карты с зонированием конкретного района. С экспозицией можно было ознакомиться только на протяжении одного-двух часов, но это была лишь часть генерального плана. Целиком, с пояснительными записками и остальной сопутствующей документацией, его до ноября видели немногие. А как увидели — так и восстали.

Власти Анапы, впрочем, говорят, что были уверены, что жители ознакомились с проектом и одобрили его, об этом якобы отчитались руководители территориальных общественных самоуправлений (ТОС). Такие отчеты действительно были, но теперь люди снимают руководителей ТОС с должностей, заявляя, что ничего не одобряли.

Несмотря на обещания, мэр на следующий день не пришел на встречу с инициативной группой юристов. Сейчас анапчане собирают подписи под обращениями к губернатору, в аппарат президента и во все прокуратуры — от городской до Генеральной. И, если что, готовы вновь вызвать мэра на площадь.

Заказать обратный звонок
Отправить запрос